Аленкин
книжное кисо
Этим постом я начинаю новую категорию записей - "заметки на листках". Под этим тэгом будут всякие отрывки, короткие кусочки, которые рано показывать на СИ, заметки "на будущее" и т.д. и т.п.

Этот кусочек написался как-то сам собой, куда его и зачем, я пока не знаю, пусть лежит. Всего одна страничка :) Я думаю, когда-нибудь придет время, и я пойму, зачем она и что там дальше.


Вероника любит белое. Сейчас лето, на полке в прихожей небрежно брошены три белые шляпки, а в шкафу на плечиках – платья и сарафаны: с десяток чисто белых и столько же – с мелкими и крупными цветами, разноцветными птицами, котиками и кораблями. Ко всему этому богатству нет только обуви – Вероника ходит босиком. Ведь даже самые легкие босоножки мешают взлететь.
Вероника любит мужчин. Всех, от стариков до совсем молоденьких парней, почти мальчиков, главное – чтобы глаза у них загорались «правильно». Как «правильно», она не объясняет, нельзя ведь объяснить словами то, что сама просто чувствуешь – «так» или «не так». Но тому, кто ей понравится, обязательно повезет. Правда, везение может оказаться немного странным. Пару лет назад, например, таким же жарким летом, как сейчас, она заговорила в парке с одним студентом, встрепанным, рыжим, вечно насвистывающим что-то, любителем спорить не по делу. Она глядела несколько минут, как парень торопливо листает конспекты, а потом подлетела к нему, делая вид, что легко ступает по усыпанной крупным песком дорожке, и спросила прямо:
– Спорим, тебе сегодня повезет?
– Пересдача, – почти простонал рыжик. У него не оставалось уже сил удивляться разговору с незнакомкой, а может, он и в другой день не удивился бы, как знать. – Не сдам – вылетаю со свистом, папаша убьет, он же спит и видит, как меня в свою фирму засадить.
– Повезет, – уверенно повторила Вероника.
Конечно, он провалился. И, конечно, скучное и денежное место в отцовской фирме досталось в итоге другому, а рыжик, разругавшись вдрызг с папашей, устроился в экспедицию то ли геодезистом, то ли помощником – Вероника не вникала. Какая разница? Она знала другое – что через пять лет очень далеко отсюда слегка повзрослевший, но все так же вечно встрепанный и не по делу спорящий рыжик увидит, как мелькнет в толпе девушка в белой шляпке и длинном до земли сарафане. А еще через год возьмет на руки сына, крохотного, с едва заметным рыжим пушком на головенке. И будет очень счастлив.
Вероника улыбается, завидев вдали рыжую, почти оранжевую макушку. Нет, это другой, еще даже не студент, и ему достаточно, чтобы Каринка из соседнего подъезда согласилась сегодня пойти в ним в кино. Вероника идет следом, легко ступая по раскаленному полуденным солнцем асфальту, и думает о море. Она может сесть в поезд прямо сейчас, и уже завтра утром пробежаться по гребню волны где-нибудь между Туапсе и Сочи. По правде сказать, она немного устала от городского шума и удушливой, пропахшей бензином и асфальтом жары.
Рыжий-конопатый-оранжевый мнется у подъезда, и Вероника, проходя мимо, едва заметно касается вихров на его макушке. Его маленькое «повезет» даже не нужно произносить вслух, достаточно подумать. А из подъезда как раз выходит дед Арсений, тяжело опираясь на простую черную палку, обмотанную под рукоятью синей изолентой.
Деду Арсению нужно молоко, но в ближний магазин сегодня завезли плохое. Жара, оно уже завтра скиснет – на заводе недомыли чаны, или еще где-то недоглядели, Вероника не знает. Это не по ее части. Она всего лишь улыбается, подставляя лицо ветру, и дед неосознанно повторяет ее жест и улыбку. Стоит, вдыхая горячий воздух, и вместо городской бензиновой вони ему чудится солоноватый запах моря. И он решает – куда спешить пенсионеру? Можно дойти до парка, посидеть у фонтана, а молока купить в супермаркете на обратном пути.
А Вероника тем временем идет к вокзалу.


@темы: мои истории, заметки на листках, соавторское